Про девушек «в возрасте» с любовью и уважениемпро девушек «в возрасте» с любовью и уважением

Про девушек «в возрасте» с любовью и уважением


Современные женщины катастрофически боятся стареть. Вполне возможно, что наши предшественницы тоже боялись, но, становясь мамами в 16 – 18 лет, а бабушками – не достигнув сорокалетия, они как минимум обеспечивали себя множественными заявками на бессмертие в виде детей и внуков. Им не нужно было заканчивать вузы, сидеть в офисе с девяти до шести, надрываться на беговых дорожках, одновременно воспитывая детей и ведя хозяйство.

А что остается нам, если вначале мы учились, рожали детей, потом строили карьеру, попутно несколько раз вступая в очень близкие отношения и имея небольшое кладбище дорогих людей в сердце, и до сих пор мучительно вздрагиваем, когда к нам обращаются «женщина» вместо такой привычной «девушка»?

Думаю, причин для страха несколько: во–первых, женщины боятся старости, потому что в их голове она сопряжена с мифом – «вдруг я постарею, а свою любовь так и не встречу». Именно патологичность связки «молодость – любовь» пугает больше всего. Если еще добавить нарциссическую ориентацию современной культуры и отождествление ее с культом молодости, когда буквально везде – в журналах, на телевидении, в кино – главные героини гладкокожие, без морщин и признаков возраста, то становится совсем страшно.

Второй очень важный момент, опять же вытекающий из взаимоотношений с мужчинами, – срок мужской репродуктивности как минимум лет на пятнадцать–двадцать больше нашей. Мы стареем быстрее мужчин, и это особенность нашей природы. У животных самка сохраняет фертильность почти до самой смерти, и только человеческая особь женского пола живет еще несколько десятков лет после менопаузы.

Третья причина, на мой взгляд, связана с некоторой патриархальностью нашего общества, где идеи феминизма в лучшем случае вызывают смех, а в худшем – приверженность этим идеям объясняют длительным отсутствием секса у самих феминисток. В нашей повседневности, которую по Марксу можно охарактеризовать как товарно–денежную, ценность женщины в первую очередь зависит от года рождения. То есть можно быть сколько угодно продвинутой, но воспринимать себя как объект отношений. И чем старше, тем менее ценный.

Думаю, тут еще затрагивается вопрос личностных границ: если девочкам с детства говорят, что они должны быть милыми, послушными и молодыми, то как им стать ассертивными, с любовью и уважением принимать свой возраст и метаморфозы, происходящие с телом? Рано или поздно внушенные с детства интроекты типа «после сорока жизни нет, одно горькое прозябание» или «куй железо, пока грудь высока» начинают фонить и сильно отравляют жизнь.

Если добавить еще несколько социальных факторов: страх потерять работу, потому что почти во всех вакансиях озвучивается верхний возрастной предел соискателей как 35 – 40 лет, и переход в социально незащищенную группу пенсионеров после 55 лет, то фобия старения кажется совсем оправданной.

Что же делать? Советов множество – от правильного питания, занятий спортом и уходовых процедур до поиска своего пути и духовных практик. С точки зрения психологии все они верны. Здоровое питание и физические упражнения поддерживают тело, а мы ведь с посещений медпункта в школе помним, что в здоровом теле – здоровый дух. Что касается духовных поисков,  то они – основная задача возраста после сорока лет, когда дети уже подросли, профессия освоена, а у человека еще достаточно сил, чтобы сделать что–то значимое.

Если вы обратитесь к психологу по поводу страха старения, то он, скорее всего, в первую очередь задаст очень много вопросов: почему боитесь стареть, что самое страшное в возрастных изменениях, как вы себе представляете трансформацию своей жизни, связанную с возрастом. Не забудет и семейную историю: кто и как старел в вашей семье, были ли какие–то закономерности в старении, есть ли наследственные заболевания, проявляющиеся с возрастом, и так далее. Все эти вопросы направлены на то, чтобы прояснить, какие установки, ожидания, фантазии связаны у вас с возрастными изменениями.

Еще один вариант – выбрать какую–нибудь популярную личность примерно одного с вами возраста в качестве модели для подражания. Поискать ее фотографии в журналах, почитать интервью, присмотреться к стилю в одежде, который она выбрала. Только не стоит забывать, что фотографии обрабатываются фотошопом и что существует определенная разница в доходах, чтобы выбор не превратился в состязание Эллочки Людоедки с миллионершей Вандербильт.

В заключение хочется сказать, что в девяностые на Западе запустили социальную доктрину, которая звучала как «60 – это новые 30!». В связи с общим старением населения, демографическим кризисом, развитием геронтологии и возрастной медицины ток–шоу, журналы и фильмы наводнили герои в возрасте далеко за сорок. В рекламе дорогих мотоциклов стали сниматься седые модели, а возрастной ценз для выдачи кредитов повысился до 75 лет. Не могу сказать, что эта идея находит стопроцентный отклик в моей душе, потому что мне все–таки ближе высказывание «60 – это, в первую очередь, 60» и что в каждом возрасте есть свои преимущества, особенно в золотом, но она по крайней мере дает повод не так бояться старости.

Юлия Кроха, психолог

 
08/11/2014
01:06
Администрация Ladies